Штраф за брошенный окурок будет автоматически списываться с вашей банковской карточки

Что больше всего раздражает нас в людях на улице? Хамство, откровенное пренебрежение правилами и нормами поведения или хорошего тона ради собственного удобства, нежелание вести себя по-человечески, уважать чужую или общественную собственность или жизнь. Как с этим бороться? Ну как, повышением уровня культуры, образованием и, в итоге, временем.. Долго это. Как сказал один забавный персонаж – нельзя стать интеллигентом в первом поколении. А хочется. Хочется заставить всех вести себя нормально. Но как?

Штрафами. Это действует. Проблема в том, что всех не оштрафуешь по мелочам. А было бы здорово, если можно было бы штрафовать людей практически за любые, даже самые мелкие нарушения установленных правил. Автоматически. Как камеры на дорогах, превысил скорость – получай штраф по почте. Бросил окурок на улице – 50 рублей, перешел в неположенном месте – еще 50, зашел за ограничительную линию дольше чем на 10 секунд – еще десятка, не убавил телевизор в 11 вечера – еще сотня, а уж правила дорожного движения придется соблюдать просто на все 100%. Все автоматически, все сразу записывается на счет нарушителя. Вечером пришел домой, глянул сумму “заработанного”, а там рублей 500, а то тыща – задумаешься, пожалуй.

Невозможно? Да нет, в наши дни уже возможно, просто пока еще слишком дорого, чтобы разводить всю эту инфраструктуру только ради этих целей. Вот когда электроника “пропитает” все, что нас окружает, одежду, тротуары, стены и технику, когда каждый из нас получит уникальный электронный идентификатор, вот тогда это станет экономически целесообразно. И я не думаю, что ждать придется очень долго. Нет, десятилетие другое и так будет. Или почти так.

Не касаясь этических аспектов, найдутся желающие их коснуться и без меня, думается, это будет здорово. Причем люди будут привыкать к этому с детства.

Штрафовать, кстати, можно не только за то, что мы сейчас называем нарушениями, но и за то, что пока кажется нормальным. Например, за неучастие в общественно значимых коллективных актах, таких как голосование или, например, за чрезмерное потребление чего-либо условно бесплатного или дешевого (воды, еды, товаров, энергии).

Можно кучу проблем в связи с этим напридумывать, но тут важен сам принцип. В целом – было бы здорово.

Далее небольшая навеллизация идеи. Можно не читать, полезной нагрузки не несет…
 

— STORY —

  • Как это понимать? – мама стояла у кухонного стола в фартуке, уперев правую руку в бок, а левой киношным жестом указывая на кухонный дисплей. – Я тебя спрашиваю, как мне это понимать?

Саша вздохнул, пробурчал что-то наподобие, “а что я сделал?” и только потом поднял голову и посмотрел на дисплей. “Пусть будет хотя бы пятьдесят”, он скрестил воображаемые пальцы, но на экране светилась ужасающая надпись “Дневное начисление штрафа – 128 рублей 34 копейки.”. “Сто двадцать восемь рублей!” – мысленно возопил Саша, понимая, что это конец.

  • Сто двадцать восемь рублей! Вы серьезно молодой человек? Сто двадцать восемь рублей в день?!

Ну началось. Теперь она сто двадцать восемь раз повторит “сто двадцать восемь”. Сашка попытался совместить на своем лице нужную степень испуга, смирения, и в то же время неприклонной смелости, подобающей принимающему смерть самураю. Он знал правда, что выглядит при этом, как нервически больной. Все дело было в этих чертовых бровях, которые никак не удавалось зафиксировать в нужном положении, и они постоянно то задирались вверх, то наровили наползти на глаза, причем совершенно не синхронно и по отдельности.

  • Напомните мне, молодой человек, а сколько вы у нас зарабатываете? В состоянии ли вы будете покрыть эти штрафные расходы? Это ведь как никак под пять тысяч в месяц выйдет. – мама начала с усилием тыкать в дисплей, рассчитывая на калькуляторе сумму. Пяти тысяч там естественно получиться не могло, но она с таким выражением обеими руками указала на результат, что Сашка понял, в данный момент именно эта сумма в точности равняется пяти тысячам в месяц. – Ну так как? Твои доходы смогут покрыть эти штрафы?
  • Не смогут. В прошлом месяце он заработал рублей сто на макулатуре. – оказывается Машка, старшая сестра, еще не ушла в школу и с явным удовольствием наблюдала за разыгрывающейся драмой.

“Вот коза, специально ведь осталась по издеваться!” – возмущенно подумал Сашка, но вслух сказал другое. Ситуация-то была ясная, нужно включать дурачка.

  • Откуда там сто двадцать восемь? – от возмущения он хотел аж задохнуться, но получилось не очень убедительно. – Там пару раз на газон вышел, да дорогу не успел на зеленый перейти, и все! Это фигня какая-то, опять школьный чип барахлит!
  • Так ты за языком своим следи! Я тебе сейчас покажу, что это за фигня! – мама опять начала с остервенением тыкать пальцами в дисплей, от чего большая сорока-дюймовая панель закачалась на своих креплениях.

“Вот бы упала и прямо ей на голову.” – подумал Сашка, имея в виду, конечно, сестру. Он-то обратил внимание на то, как эта мымра поддакнула маме, в притворном возмущении. Боже, он сказал слово “фигня”, как будто бы сама не ругалась в школе, как все старшекласники. Между тем дисплей не упал, но послушно выдал пункты дневного штрафа.

  • Пару раз на газон вышел?! Семьдесят рублей за сколько? За сорок минут? Ты сорок минут топтал парковую клумбу? Чем она тебе не угодила, тюльпаны не понравились?
  • Да не было там никаких тюльпанов! – на этот раз возмутиться получилось довольно искренне – обычная трава, мы в футбол там играли. У Ваньки спроси!
  • Да что вы говорите!? – мама жестом фехтовальщика ткнула пальцем в надпись, раскрывая подробности. – Парк имени героя войны Летчика Бабушкина? Центральный газон с цветочными высадками?!

В конце фразы ее голос сорвался на всхлип и она Вот Такими Большими глазами посмотрела на провинившегося. Как Сашка не любил Эти Большие Глаза! Теперь ему уже казалось, что именно под тем самым газоном и был похоронен герой войны летчик Бабушкин, и бегали они прямо по нему, а он стонал и мучался там под землей.

  • Ты что маленький ребеночек? – как обычно после Больших Глаз мама перешла на Умирающий Голос. – Ты не знал, что по газонам нельзя ходить? Что каждые десять минут на городском газоне – это штраф двадцать рублей, ты не знал?
  • Да мы не знали, что это городской. Мы думали просто трава, там знака не было. – плачущим голосом сказал Сашка. Этот голос ему, кстати, всегда удавался.

Еще один театральный тычек и на дисплее появилось изображение дорожной камеры с перекрестка, на котором отлично просматривался тот самый газон Бабушкина и знак городского имущества рядом с ним. Сашка удержал готовое сорваться с губ предположение, что знак поставили как раз этой ночью, чувствовал, что момент для демонстрации дедуктивных способностей не подходящий.

  • А то, что дарогу переходить можно только по пешеходному переходу, ты тоже не знал? – мама прокрутила экран до следующей строки. – Переход улицы в неположенном месте. Тебе может нужно опять в садик вернуться, где изучают правила дорожного движения? А? Ну скажи, что мне сделать, чтобы вы, мои дети, запомнили, что дорогу переходят только пешеходному переходу на зеленый свет светофора? Что?

Большие Глаза не мигая смотрели на сына. Пауза затягивалась, но какой-то бесенок в Сашке не позволял ему ответить, выжидая, сколько же продлится пауза. Ну невозможно же долго не моргать. По опыту он знал, что следом за Большими глазами и Умирающим тоном пойдет перечисление всех его грехов – самая длинная и тоже неприятная часть, но зато от него уже не будут требовать ответов. Тем не менее молчание продлилось минуты полторы и завершилось только тогда, когд Машка неосторожно звякнула ложкой о тарелку, не выдержав паузы.

  • Нет, конечно, если тебе наплевать на нас с отцом, пожалуйста, перебегай улицу где хочешь. – она прокрутила экран еще дальше и открыла пальбу очередями – Пожалуйста, переходи улицу в неположенном месте, подумаешь, почти тридцать рублей штраф! Садись на эскалатор в метро, всего-то рубль, ерунда!

“Вот ведь сатарая мымра”, пронеслось у Сашки в голове. Такое городская служба контроля штрафных чипов не может отследить, значит эта старуха в будке не поленилась их отметить.

  • Заступай за ограничительную линию у края платформы, тридцать копеек, подумаешь! Давай за нее сколько раз! – она раскрыла детализацию нарушения – Семь раз!? Семь раз?
  • Ну мы просто играли.. Это Ванька толкался.
  • Ванька толкался? А мусор бросить в парке – это тоже Ванька толкался?
  • Да какой мусор, не было такого! – и опять последовала детализация
  • А вот это – это не ты оставил? – фото с паркового информационного табло.
  • Так мусорка была полная, я же специально свой чип ввел, чтобы отметить, это опротестовать можно! – на этот раз возмущение его было совершенно искренним, в кой-то веке он хотел поступить, как взрослый ответственный человек. – Ванька, сыкун, не захотел свой оставлять.
  • Молодец сынок. – маму, конечно нельзя было поймать на такой ерунде – Может зря я тебя ругаю? Ты ведь вон, целых три рубля из этих ста двадцати восьми не заслужил.

Она нажала на кнопку протеста, штраф, конечно, тут же отменился, но на его место послушно выскочил следующий.

  • А ты еще вон какой у меня добрый и отзывчивый! Бесплатно провел по своему ученическому билету своих лучших друзей! Они наверное тебе ближе чем семья? Ты ведь готов платить по рублю за каждого, да? Все пусть за твой счет ездят! Сколько тут – восемь человек…
  • Да просто моя очередь была везти – пробормотал Сашка и тут же понял, что сболтнул лишнего – А троих вообще должен был везти Ванька, но у него день рождения скоро и он попросил…
  • Вы еще и очередь установили на нарушение? Чтобы не забыть нагадить своим родителям? – мама в оперлась руками о стол и закрыла глаза, это должно было растянуться секунд на десять, как раз хватит времени, чтобы обменяться угрозами с сестрой.

“Придурок” беззвучно произнесла Машка, крутя пальцем у виска. “Сама дура” так же беззвучно ответил ей Сашка и показал средний палец, после чего глаза у Машки сузились до излучающих вселенскую ненависть щелочек. Но Сашка уже был достаточно большим, чтобы не бояться физической расправы со стороны девчонок.

  • Да нет, просто проезд идет за тот же бал, что и проход в бассейн и спортзал, только штрафы-то не кончаются, а балы по четыре в месяц, вот мы и придумали брать по очерди штраф, чтобы в спортзал ходить. Спортзал дороже штрафа.
  • Как удобно, умно. Сын у нас, оказывается, не только разгильдяй, он еще и аферист. Я еще позвоню в школу и разберусь с этими вашими баллами. Экономит он, вы посмотрите на него! О семейном бюджете печется. Ты бы лучше правила городские поменьше нарушал, здорово бы сэкономили! У меня с твоим отцом нет столько штрафов даже на двоих!
  • Ну конечно, – пробурчал Сашка, применяя хитрый, хотя и опасный ход
  • Что конечно?! Ты думаешь, мне делать нечего, кроме как врать тебе? – бешеная серия тычков в дисплей и появляется список ее штрафов

Сумма едва дотягивает до двадцати рублей, из которых девять оказываются условным штрафом за просроченное участие в окружном голосовании. Мама, конечно, тут же голосует и многозначительно, а главное долго, очень долго, смотрит на сына. Меньше десяти рублей.

  • Ты дома сидишь.. – ворчит Сашка, скользя буквально по лезвию бритвы.
  • Да что вы говорите! – новая очередь тычков и на экране штрафы отца. Тут уже сумма побольше, почти сто десять рублей. – И это все штрафы за машину! Сколько из них еще опротестуется в конце месяца после разбора записей в ГИБДД – это неизвестно. Может треть, а может и половина. Но это не важно, потому что именно твой папа зарабатывает все те деньги, которые вы с такой радостью тратите на штрафы! Так, ну ка напомни мне, сколько стоят твои подписки на игры, дурацкие журналы с картинками и абонемент в роллер-центр?
  • Ну мамааа! – Сашка пускает в голос слезу, понимая, что пропал. – Там последний сезон выходит! И у нас может соревнования будут по роликам! Ну пожалуйста!
  • Все, я сказала! Ролики ты и на улице потренируешься, а то повадился в кафе там сидеть. А сезон потерпит… – она сделала паузу, прикидывая степень вины и меру воздействия – недельки две, при условии, что твои штрафы уложатся в школьный минимум.
  • Ну давай хотя бы неделю, мааам. Ну пожалуйста. – слезы уже действительно появились, потому что две недели без игровой подписки – это просто конец.
  • Все! А теперь садись есть и в школу. А вечером с тобой еще отец поговорит.

— THE END —

  • dav

    Люди разобъются на сторонников и противников. Чистюли отправятся на Луну, т.к. там уже будут строгие правила в связи с изначальной инфраструктурой. На земле останутся “антиглобалисты”, они будут следовать своему пути, убирать эелектронику из жизни, уезжать жить в деревню. Городов постепенно не будет. Произойдёт несколько природных катаклизов, и земная цивилазация скатится на примитивное существование.

    В течение сотен лет “высшые существа” им будут скидывать контейнеры с едой, строить пирамиды, но затем на совете галактической империи решать, что они должны идти своим путём. Запустят глобальную катастрофу для перестройки планеты, и будут ждать когда младшие братья снова доростут до их уровня и произведут новое поколение “чистюль”. 🙂

    • +1 ))

    • Ты бы остался или улетел?

      • dav

        Пожалуй останусь на Родине 🙂

        p.s. чего это у тебя блог на русском, а капча на английском… Может каких-то комментаторов это отпугивает.

        • Gabreal Safm

          Как говорят на радио Джаз – “Вы попали туда, где публика мыслящая” ))). Мне не интересно мнение людей, которые не могут преодолеть каптчу с английскими буквами. А теперь я вот вообще какую-то мега-систему прикрутил ))))